Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

четверг, 30 апреля 2015 г.

А я нормальная!!!



 Я сегодня танцевала на столе!))

Не от боли, не от одиночества...

Даже не из-за того, что скучно мне.

Просто я на всё забила. Мне так хочется!!!

Я сегодня поломала каблуки,

И ходила долго босиком по улице.

Завтра слухи разнесут мои враги -

Очень милые!)) Так за меня волнуются!

Я сегодня обзвонила всех подряд!

А тебе не позвонила... даже пьяная.

Наплевать, что люди говорят.

Очень странные они... А я нормальная!!!

                                   (интернет)

среда, 29 апреля 2015 г.

Я встретил женщину…



Я встретил женщину… Невозможную!

Как кошку мягкую, осторожную.

Я встретил женщину… Интересную!

И никому до конца неизвестную.

Я встретил женщину… Сумасшедшую!

Каким-то чудом в сей мир пришедшую.

Я встретил женщину… Дико страстную!

С горячим сердцем, огнеопасную.

Я встретил женщину…. Очень нежную.

Как хлопья снега в погоду снежную.

Я встретил женщину… Очень грустную.

С тоской на сердце, да просто русскую.

Я встретил женщину… Очень разную.

Когда в заботах, когда-то праздную.

Я встретил женщину… Просто встретил.

Когда? Не помню. Я не заметил.

Я встретил женщину… Растворился

Весь в ней… А может быть, я влюбился?…

Влюбился в душу ее летящую…

Я встретил женщину! Настоящую!!!


                        Александр Шевченко

вторник, 28 апреля 2015 г.

И не то чтоб прямо играла кровь Вера Полозкова




И не то чтоб прямо играла кровь

Или в пальцах затвердевал свинец,

Но она дугой выгибает бровь

И смеется, как сорванец.


Да еще умна, как Гертруда Стайн,

И поется джазом, как этот стих. 

Но у нас не будет с ней общих тайн –

Мы останемся при своих.


Я устану пить и возьмусь за ум,

Университет и карьерный рост,

И мой голос в трубке, зевая к двум,

Будет с нею игрив и прост.


Ведь прозрачен взор ее как коньяк

И приветлив, словно гранатомет –

Так что если что-то пойдет не так,

То она, боюсь, не поймет.


Да, ее черты выражают блюз

Или босса-нову, когда пьяна;

Если я случайно в нее влюблюсь –

Это будет моя вина.


Я боюсь совсем не успеть того,

Что имеет вес и оставит след,

А она прожектором ПВО

Излучает упрямый свет.


Этот свет никак не дает уснуть,

Не дает себя оправдать ни в чем,

Но зато он целится прямо в суть

Кареглазым своим лучом.


Вера Полозкова

ZLATENTSIA ZOLOTOVA



Никогда не пугало так,

Как пугает оно теперь.

Одиночество – это враг.

Я врагу открываю дверь.


Я хочу победить боязнь,

Встать напротив и взгляд поднять.

Одиночество – это казнь.

Я готова ее принять.


Я устала себя беречь,

Прячась за не своих людей.

К самой злой из возможных встреч

Я готова. Бери, владей!


Стоя в шаге от забытья,

Я смотрю, побеждая страх.

Одиночество – это… я.

Вот и встретились.

Здравствуй, враг.


                   ZLATENTSIA    ZOLOTOVA

понедельник, 27 апреля 2015 г.

Роберт Рождественский.......Три женщины



Их ...трое... женщин...

мудрость отвергая, в бездумии живу

... как ... во хмелю...

Одна - жена, любовница другая...

а третья...

а третью я люблю...

С одной живу, стремясь пробиться в люди,

детей больных таская по врачам,

зеваю, сплю... другой целую груди...

а третья...

третья снится по ночам...

Меня б казнить, меня бы высечь плетью,

мне б на парткоме прочитать мораль,

а я вот так, до слез влюбился в третью,

и рвусь к другой, и первую мне жаль...

Так и живу - беру, не отвергая,

земля, вода и свет нужны стеблю...

Одна - жена,

любовница другая...

а третья...

а третью я люблю...


Роберт Рождественский

воскресенье, 26 апреля 2015 г.

приходи ........ZLATENTSIA ZOLOTOVA



А ты приходи ко мне иногда,

Как будто тебе это правда надо.

Я повод придумаю. Кран... вода

Всегда протекает. А был бы рядом...


И не забивается ржавый гвоздь.

Не знаю зачем, но забить-то нужно...

Ты вечно желанный и званый гость

На завтрак, обед и с лихвой - на ужин.


Ты знаешь как жду твоего звонка!

Вопрос "как дела" от тебя - глобальный,

И, даже, прощальное "ну пока..."

Звучит эксклюзивно, а не банально.


А ты приходи, говори со мной,

Как будто тебе это правда надо.

А ты приходи, как к себе домой,

Тебе здесь действительно очень рады...



                                ZLATENTSIA  ZOLOTOVA


                                  Книга "Я давно отпустила прошлое"

Он..........Она



Она любила высоту, 

каблук повыше выбирала. 

Он выключал за Ней плиту 

И утеплял Ей одеяло. 


И струны укрощал рукой 

И горд собою был наверно, 

Когда Она шептала: — Спой! 

Он улыбался ей безмерно. 


Когда Он спал, Она тайком 

Его рубашку одевала. 

На кухне прячась босиком 

Сидела и стихи писала. 


А утром в удивленье Он Черкал записку — пару строчек: 

Тобою пахнет весь мой дом 

И воротник моих сорочек…


Меняем

Меняем прически, духи,

телефоны,

наряды, соседей, прописки,

районы...

Заводим котов, орхидеи,

мужчин,

друзей, эксклюзивные

марки машин...

Рожаем идеи, детей и

проблемы,

и терпим всю боль,

расставанья, измены...

Ждем чуда, погоды и

авиарейсы,

глядим в небеса, в

уходящие рельсы...

Стараемся выглядеть и

вдохновляться,

еще – не стареть, забывать,

улыбаться...

Теряем перчатки,

воздушность, часы,

становимся старше, мудрей,

на весы...

И учимся видеть, готовить,

вязать,

жалеть, сострадать,

вдохновлять, соблазнять...

Находим записочки и

приключения,

скрываем свой возраст,

обман, увлечения...

Посуду и книги, еду

подкупаем,

в своей нереальности часто

витаем,

в сомненьях, бессоннице,

самооценке,

и волосы красим в любые

оттенки...

А между всем этим мы

верим в любовь,

страдаем, клянём, и...

влюбляемся вновь.


           Марина Бойкова

суббота, 25 апреля 2015 г.

Порой накрывает...



А порой накрывает… И сил нет в себе всё держать.

Вдруг в тоске начинает казаться: мы вместе… ты рядом…

Слишком явственно. Слишком уж близко. До вздоха. До взгляда.

Да, я знаю: то наш приговор, но шепчу: «Приезжай».

 

На неделю /да что это я… столько сразу просить.../

Пусть на день. Нет, на ночь. До будь-проклятых бликов рассвета.

До того, как совру, что слеза – от дымка сигареты.

До: «Прости… Ты ведь знала сама… Мне пора уходить…»

 

До: «Конечно... Иди…» Поцелуев, что в кровь, у дверей.

До посланья к чертям всех и вся /прочь рассудок и взрослость/.

До одежды, упавшей на пол. До безумств… Ну а после…

После будет как до… Может, разве чуть-чуть побольней…

 

А пока – приезжай. Я сумею потом всё забыть.

И тебя никогда больше /слышишь?../ тревожить не стану.

Быт налажу. Настрою вагоны с тележками планов…

Лишь порой – в тишине – вспоминать тебя буду. 


Н а в з р ы д.                                        Аномаль

Сообщения и звонки...



Сообщения и звонки...

Слишком мало для восприятия.

Я хочу, чтобы позвонки

Захрустели в твоих объятиях.


Время, видимо, страшный вор.

Игры в прятки — мои любимые.

Только это же перебор!

Негде прятаться под руинами.


Я подумала о таком:

Вечно ждущие — дуры дурами.

Если любят, то целиком,

А меня — аббревиатурами.


Сообщения и звонки...

Хорошо, если на мгновения.

Я хочу, чтобы, как в тиски,

Сжали руки. А жмут сомнения.


      Slatentisia Zolotova Книга "Я давно отпустила прошлое"

Если однажды встречу его



Встретила его однажды и утонула. У него глаза-океаны.

 Была по нему непроходящая жажда, а теперь – незажившие раны.

 Кто виноват, что доверчивость как у ребенка? А у него нет души – скелет.

 Память о нем, как кадры на кинопленке. Знала, надела бы бронежилет.

 Дайте воды и немного виски, погромче врубайте басы,

 вместо закуски лучше ириски и утренние на сон часы.

 Вместо прокуренных клубов на вечер классика и стихи, может, парочка сериалов, не так уж они и плохи.

По утрам будят соседи, в панельных домах изоляции ни черта.

 Вот золото же не равняется меди. Так и он мне совсем не чета.

 Он вообще ничего не стоит. Ни слез, ни жалости, ни любви.

 С такими судьбу не построить, хоть ори, хоть моли, хоть реви.

 Нервы залечила ромашковым чаем, выпила литров сто. Я по нему теперь не скучаю.

 Не знаю даже, где он и кто. 

Но если однажды встречу его, выполнить бы обет. Дай, Господи, силы мимо пройти и не повернуться вслед.



                                                   Зинаида Колчина

пятница, 24 апреля 2015 г.

На тропе судьбы


Мы когда-нибудь встретимся – на тропе судьбы.

 У тебя будет каштанового цвета вОлос.

 Ты устанешь от вечной людской борьбы и полюбишь мой нежный голос.

 Ты не будешь грешен, не будешь свят.

 На меня посмотрят наполненные добром глаза.

 Я в них буду тонуть сотни лет подряд, наблюдать, как светится бирюза.

 Мы построим дом, разобьем сады, будет веять вишней в июньский зной,

 пусть дорожки стелются ковром лебеды, обниму за плечи тебя. Ты мой.

 Ты не то, что мой на четыре часа. Навсегда. На метели, дожди и град.

 Это будет светлая полоса, это будет лучшая из всех наград.

 Мы поставим беседку, зажжем фонари, и ночами будем плечом к плечу в тишину ночи шептать до зари о невозможности и важности светлых чувств.

 Ты будешь моим Сириусом, моей звездой, самой яркой и главной в моей судьбе,

 и я буду дышать за тебя в запой, и, когда ты не рядом, молчать в мольбе.

 Постелю на диване верблюжий плед, разожжем камин – от поленьев треск, приготовлю завтрак, потом обед, к чаю будет черничный кекс.

 Ты мой дом. Мой остров. Ты мой причал. Человеку нужен свой человек.

 Ты же тоже долго меня искал сквозь преграды и теченье стихийных рек? 

Ты увидишь меня средь людской толпы. 

Утону я в глазах бирюзовых твоих.

 Мы когда-нибудь встретимся – на тропе судьбы.

 Я могу даже верить за нас двоих.



                        Зинаида Колчина, 2014